Лыжный поход по хребту Зигальга. 2 день

Хребет Зигальга

Проснулся от того, что автобус остановился и началась суета вокруг. Огляделся, посмотрел в окно — там еще не рассвело и народ ходит с рюкзаками и лыжами.

Пора выбираться из теплого кресла и включаться в общий процеcc. Лыжи мои уже кто-то достал из общей кучи и воткнул в сугроб, рюкзак уже вынесли из салона, ну прям полный сервис. Ищу палки. Нашел, благо они выделяются свежим ремонтом — на одной из палок лапку подпирает розовая пластиковая крышка.

Метрах в 100-200 от автобуса какой-то поселок, а вокруг лес. лес и ГОРЫ.  Горы не видел уже несколько лет так вблизи и потому немного впечатлен. Но уже подгоняют на выход и кругом странное слово произносят — «Кто трапить идет?»

Надеваю лыжи. Собираемся всемером и вперед. Остальные еще готовятся, а мы пошли. Куда-то в горы и в лес, в сторону от поселка. Настроение приподнятое и даже веселое. Ну все — началось!

В камеру пока не знаю чего говорить, жалею заряд батареи, потому как вокруг достаточно холодно — ниже 20 градусов, переживаю, что сядет раньше, чем придем на финиш.

Пока просто пошли. Ни разговоров, ни общения, только Рома с Юрой обмениваются какими-то короткими фразами.

Решили долго не ходить вначале, встали на обед. Каждая стоянка знаменательна тем, что надо сразу доставать теплую куртку, потому что пока идешь, потеешь как конь и чтобы не простудиться, лезешь в рюкзак.

Что такое обед. Это, во-первых, как минимум одна найденная, поваленная и распиленная елка (не пихта, не берез, а именно елка), два котелка — один под чай, второй — под суп, набор продуктов, из которых дома точно варить не будешь и сухари вместо хлеба. Режим питания такой: на завтрак и ужин — каша, на обед — суп. С чем связано, пока не знаю. Продукты разложены по пакетам: один пакет — один прием пищи.

Пока обедали, нас все обогнали. Узнал, что такое «трапить». Это когда первый идет по снежной целине и делает лыжню для остальных. Соответственно, тот кто трапить, тот больше всех устает.

Оказывается идем не одной большой группой в 30 человек, а отдельными. Каждая группа сама выбирает маршрут, скорость движения, временные интервалы для отдыха. Как оказалось вечером, еще и ночуют группы раздельно.

Весь остальной день просто шли по маршруту. У меня лыжи оказались не готовы — постоянно проскальзывают на подъемах, а с горок, наоборот, почти не катят. Достались мне лыжи «Тиса Бескид», которые судя по рассказам и внешнему виду еще старше меня. Кроме того, палки тоже не первой свежести и у обеих в течении для порвались петли (я не могу подобрать название сейчас))).

В общем, как показал первый же день, технически я оказался не готов к длинным лыжным забегам. К вечеру устал. Интересное наблюдение: если бы один шел, давно бы остановился передохнуть, а тут идешь и идешь не останавливаясь по сугробах и ухабам.

Весь день осваивался с телом и лыжами, даже не успел на местные красоты толком посмотреть. К тому же рюкзак оказался перегружен — примерно 20 килограмм, а это как оказалось через часа 1,5 после старта, не так уж и легко))) Особенно его весь ощущается когда падаешь в сугроб и лежишь, как жук, на спине, дергая лапками.

Шли, шли и в какой-то момент вдруг раздалось «ну вот тут и заночуем». Ух ты!

Заночевали на полянке, рядом в ручьем, так что воду даже не пришлось топить из снега. Ночной привал — это тоже не просто так. Во первых, как уже писал, кроме того, что надеваешь теплые вещи, так еще и не обязательно снимаешь лыжи. Сугробы такие, что если пойдешь без лыж — утонешь глубже, чем по пояс. Вот так, как мутант, у которого вместо ступней — лыжи, ходишь по лесу и ищешь сушняк (ель). Нашел, молодец. Бери пилу, начинай пилить, потому что дров на ночь надо достаточно много: приготовить ужин, посидеть у костра, на ночь в палатку для печки и еще на завтрак следующего дня. Одним словом, я за последние лет 10 столько не пилил Дружбой-2, сколько за эти 7 дней. Руки с непривычки быстро устают «забиваются».

На поляне готовится 2 места — под костер и палатку. Под костер вырывается большой окоп до самой земли и в диаметре около 2-2,5 метров. Под палатку выбирается более-менее ровная площадка, которая утаптывается и выравнивается лыжами. Для ровности и плотности набрасывается еще снег и он тоже утаптывается. Затем какое-то время по этой площадке никто не ходит, чтобы снег «схватился» и не провалиться потом в него.

Пока кто-то разводит костер и делает ужин, кто-то пилит дрова, остальные ставят палатку. Главное в зимнем походе на стоянке,  не стоять без дела, потому как замерзнешь, нафиг.

Палатка из 3 частей. Первая — брезентовый тент, в высоту больше 1,5 метра, в ширину метра 2, в длину 3. Вторая часть — клеенчатый тент, который вяжется над палаткой. Он не только защищает от осадков, но и создает воздушную подушку для снижения теплоотдачи. Третья часть — клеенка внутр палатку. Брезентовый тент — без пола, его заменяет простая клеенка, на которую уже расстилаются коврики и пенки. К потолку вешается фонарь. Почти уютно.

При входе, слева, устанавливается печка. Это маленькое железное чудо, которое вместе с трубой весит 5 кило, очень хорошо справляется с обогревом палатки. Печь топит дежурный. Для этого весь период сна делится на равные 7 частей и каждый выбирает временной интервал дежурства. Получается примерно 1 час 10-20 минут. Задача дежурного — периодически подкидывать полешки и следить за тем, чтобы температура была оптимальная — не жарко и не холодно.

Спать достаточно тесно. Всемером, совсем тесно, вшестером более-менее. Получается шестеро спят, один сидит у печки. Каждый сам себе придумывает занятие на время дежурства. Но чаще всего, дежурство — это возможность просушить свои вещи: от носков и обуви, до варежек и куртки.

В эту первую ночь — я первый дежурный. Высушил все, что было, даже на всякий случай то, что сушить не нужно. Пока раскладывал вещи, почти все дежурство прошло. Дежурный идет спать за место того, кто следующий, поэтому с утра нет никого, кто спал бы на том же месте, где лег изначально.

День выдался достаточно тяжелым, так что я спать и набираться сил.
Продолжение следует…