Мои родители. Текст к годовщине после смерти отца.

Мне повезло — моими родителями стали два человека, которые пришли в этот мир, видимо, именно для этого -пройти достаточно напряженный жизненный путь и стать моими родителями.
Отец.
Михайлов Владимир Васильевич. Место рождения — пос.Керамик (сейчас это пригород г.Можга). Сын Михайлова Василия Михайловича — ветерана Великой отечественной войны, прошедшего до Берлина. Старший сын из пяти детей. Как и все дети поселка ходил учиться в соседнее село в школу, где доучился до 8-го класса и по совету любимого учителя поехал в город, учиться в техникум. Армия, техникум или наоборот -техникум, армия, точно я никогда не знал. Помню только, что служил он в стройбате и был комсомольским работником, что дедовщина уже была и был у него там друг узбек. Уже после всего этого где-то в общежитии повстречал мою маму.
Мать.
Тут не все так же просто и линейно. Отец мамы — Коновалов Александр (отчества не знаю)- был уведен моей бабушкой из семьи. Прожили они несколько лет, но потом приехала бывшая свекровь и забрала его обратно в первую семью. С тех пор мама отца не видела. Потом бабушка вместе с малым ребенком поехала поднимать целину в Казахстан, была директором школы, но по каким-то причинам вернулась обратно в Удмуртию. Жить в деревне одно было тяжко потому были другие дедушки, но прижился один — Шалганов Анатолий (отчества тоже не знаю), который стал причиной появления моей тети, а заодно и удочерил маму. Так она, примерно во втором классе из Коноваловой Лидии Александровны «превратилась» в Шалганову Лидию Анатольевну. Затем ее отдали в интернат (это, говорят, была общая практика) — по будням там, на выходные домой. Так она закончила школу и поехала в город осваивать рабочую специальность. На месте не сиделось, потому скоро стала активисткой оперативного отряда и активисткой-комсомолкой (до сих пор иногда встречаются членами отряда). Ну и однажды, соответственно повстречала моего отца.
Не знаю до или после встречи с мамой, но отец еще активно занимался танцами. Был артистом какого-то ансамбля, располагавшегося тогда в ДК «Ишмаш», который ныне «Русский драм.театр»
В общем, они встретились. Долго не думали. Женились и стали жить в двухкомнатной коммуналке на 2-х хозяев в одном из бараков в пос. Машиностроителей. Ну тогда, это, конечно, были не бараки. Оба трудились на Ижмаше: отец — кузнецом в горячем цеху (отработал горячий стаж и вышел на пенсию раньше, чем сверстники), мать — кажется, учетчицей.
Потом у них случился первый сын, мой старший брат, Олег. Был это 1976 год и было им тогда по 22 года. Через 4 года появился второй сын — Михаил. Ну а еще через 1,5 года и третий ребенок подоспел. Хотели девочку, а не получилось, родился еще один сын. Это, в общем-то, я и было это в году 1982-м. Жили тогда по прежнему — в одной комнате, а во второй комнате жила тоже молодая семья Мазязиных, у которых уже тоже 2 ребенка было (Ксеня, с Олегом погодки, и Денис, с Мишкой одногодки). Вот только тогда получили первую просторную квартиру — 3-х комнатную в старой хрущевке по адресу городок Строителей, 97. Года мне еще не исполнилось, как туда переехали. Сейчас, я даже ума не могу приложить, как они там, точнее мы, впятером в одной комнате жили.
Так и жили. Почти семь лет. Дети росли, ходили в детский сад, в школу, а родители на завод. Отец у меня был в то время очень молодец. Постоянно искал и делал для нас — детей, что-то новенькое. Он в свое время придумал, начертил, нашел на «шихте» трубы и собрал детский спортивный комплекс с кольцами, батутом (сам сплел), турниками и паутиной. Это сейчас они есть везде, а тогда их, в принципе, еще не было. Я помню как к нам какие-то важные мужики приходили все это смотреть, чертежи рисовали, смотрели каким образом трубы распираются между потолком и полом, чтобы держаться. Вот странно, столько лет прошло, много не помню, а это помню. Потом, году примерно в 90-м отец по каким-то чертежам, не знаю где взял, сделал сноуборд. Это я сейчас понимаю, что та приспособа так называется, а тогда это была доска, толи лыжа широкая, толи еще чего. Кататься на ней мы так и не научились и использовали как санки. Отец стал одним из первых в стране депутатов нового времени. Его избрали и переизбирали несколько раз в совет депутатов, кажется, районного совета депутатов. Но самым страстным его увлечением была — фотография. Он снимал много и везде. Почти все снимки в домашних фотоальбомах всех моих знакомых, друзей, не говоря уже о родственниках, в то время были его рук дело. В доме было несколько фотоаппаратов, «глянцеватель», весь набор для проявки фотографий и, конечно, чудо из чудес — фонарь с красной лампой.
А потом пришла другая пора, другая эпоха, другая жизнь.
Родители мои, как я уже писал, были активными комсомольцами и готовы были поддержать родную страну во всех начинаниях. 1988-90 г.г. — время когда в стране начали активно вести пропаганду приемных семей. Не могу точно сказать про мотивы, которыми руководствовались родители, но они точно думали, что совершают благородное дело. В общем, в нашей семье появились пятеро детей — мальчик и 4 девочки. Вот так, вдруг, пришли и никуда не ушли — остались жить с нами. Мы стали одной из 3-х первых в Удмуртии семей, названных «Семейный детский дом». Сперва это было даже интересно, мы учились жить с ними, они с нами. Про это я как-нибудь напишу отдельно, а здесь про родителей. Но потом пришло время, когда государство свои обязательства потихоньку стало сокращать… Отец ушел с завода, чтобы больше проводить время с семьей и больше зарабатывать. Подался в предприниматели первой волны. Торговал продуктами питания сперва с машины, в районах, потом поставил несколько палаток. Были и рэкет, и инфляция, и «случайности», но он хоть и было тяжко тащил на себе — надо было кормить и одевать восемь детей. Мама вела дом. Считала бюджеты, сводила концы с концами, придумывала как и где сэкономить, чтобы мы всегда выглядели не хуже, чем остальные и на нам всегда были бы деньги на обед.
Отец настолько был занят все это время, что как-то не заметил, что мы уже выросли, а отношения с нами он не построил, т.к. его не было рядом с нами. Так, например, про в мою школу он приходил, можно сказать, дважды: во втором классе, что-то прикрутил к стене в классе, и в 11-м — выпускной. Но до моего выпускного еще было много всего.
Примерно в середине 90-х когда торговцы из палаток стали перебираться в ларьки и павильоны, отец скопил было достаточную сумму, чтобы пойти этим же путем, но … не получилось — самая младшая из девочек стащила почти всю отложенную сумму и за несколько дней «прогуляла» с подружками из класса и двора. После отец еще пытался, что-то сделать, как-то наладить торговлю, но в 1998-м произошло событие, которое в общем-то предопределило развитие жизни всей семьи. 5 августа (по паспорту это день рождения отца) 1998г. Трагически погиб старший сын. Он тогда год как пришел из армии и работал в охранном агентстве «Лифантич и ко», кажется. И вот в тот день его друг попросил его подменить на ночь, а ночью в кафе «Меркурий», которое он тогда охранял произошел разбой и преступники сбегали через комнату отдыха охраны, где спал мой брат, сменившись с поста. Как сказали врачи после вскрытия, он умирал мучительно и долго. Лицо его распухло тогда (уже в гробу) раза в два, наверно.
Родители тогда так и не оправились. Мама ушла с головой в общественную деятельность и эзотерику, а отец начал потихоньку пить и вернулся на завод. Потом, еще через пару лет, отцу проломили битой череп, ограбили и оставили лежать на земле. Мы его тогда выходили, но он навсегда утратил обоняние и часть памяти. Он забыл и так и не смог вспомнить большую часть своей молодости и зрелости. Иногда начинал, что-то придумывать, что-то вспоминать, но большую часть времени жил вот с такой черной дырой вместо собственного прошлого. Мама тогда активно начала заниматься помощью другим ребятам — призывникам через работу в Комитете солдатских матерей, так до сих пор этим и занимается.
В 2003 еще одна смерть. Один из приемных детей повесился. Он уже жил самостоятельно. И вроде, все было в порядке — комната в двушке в собственности, работа прибыльная, девушка умная, красивая, но что-то не пошло видимо. Родители, конечно стали себя в этом обвинять, хотя он с нами не жил уже года 3. В этом же году оба вышли на пенсию — оба раньше за заслуги перед отечеством.
После пошли уже просто дни, похожие один на другой. У отца работа — не смог сидеть дома, но и на Ижмаше уже не тянул работу наладчика, потому пошел в дворники. Мама дважды в год по три месяца сидела в призывной комиссии, помогая призывникам и родителям не отправлять больных парней в армию. Летом огород прибавлялся, зимой что придется. Отец продолжал выпивать все активнее, т.к. в силу травмы голова болела постоянно, а в пьяном состоянии было хоть немного легче.
К чему я это. Блин, мои родители прожили очень тяжелую, напряженную жизнь. Тогда когда народ в основной массе заботился о себе, они еще и в семью взяли несколько человек. Всех вырастили, кого смогли на ноги поставили. Они молодцы. Они мое прошлое. И это прошлое часть меня. Пока писал в чем-то разобрался сам, какие-то мысли и выводи пришли, с которыми мне жить дальше.

Год назад отца не стало. Шел дома по прихожей, наклонился и все — кровоизлияние в мозг, через 5 минут уже без сознания, через сутки, не приходя в себя, умер. Как он и просил, мы его кремировали, а урну с прахом закопали в полуметре от могилы старшего сына.
За этот год очень многое изменилось. Это был год сплошных осознаний, «инсайдов» и открытий. Много из того, о чем мы с отцом спорили в теории, осуществилось на практике, где-то подтверждаяе его, а где-то мою правду. Не могу сказать, что это прям необычные вещи, скорее всего эти понимая приходят в голову каждого, кто теряет кого-то из родителей или тем более обоих.
Мама, это не конец жизни, еще много всего может быть впереди, только захоти и настройся.
Мама, я тебя очень люблю.

Хорошая статья о близких.